Дело 1944 года. “Фашистский грузчик”

В 1943-44 годах началось широкомасштабное освобождение оккупированных территорий Красной Армией. Люди, пережившие ужасы фашистской оккупации, встречали советские танки цветами и, конечно же, надеялись, что теперь вся слава в прошлом. Но немногие из них понимали, что отныне почти каждый, кто находился под этой оккупацией, на всю жизнь будет носить клеймо «политически ненадежного». В арьергард Красной Армии входили многочисленные отряды «Смерша», а также территориальные органы КГБ. Они определили степень политической незащищенности людей, которые в течение двух или трех лет были вынуждены выживать на оккупированной нацистами территории. В поле зрения тогдашних спецслужб оказались не только стопроцентные мерзавцы типа стрелков из звуковых отрядов или бойцов «Русской Освободительной Армии». Практически каждый, кто побывал «под немцами», мог быть зачислен в «фашистские помощники» ».

До Второй мировой войны Днепровское речное пароходство практиковало ротацию кадров: белорусских речников отправляли в Украину, а украинских – в Беларусь. Среди наших соотечественников, отправленных на юг в 1930 году, был и уроженец деревни Дубровка Оршанского уезда, потомственный речник Андрей Кляузов. В Чернигове он устроился шкипером, женился и до войны работал на «Десне». Во время нацистской оккупации Кляузов был вынужден остаться на оккупированных территориях.

14 мая 1944 года его арестовал Черниговским УНКГБ. “Уголовное дело № 2000. Ордер на арест. Кляузов Андрей Яковлевич, 1904 г.р., уроженец села Дубровка Оршанской области БССР, белорус по национальности, работает капитаном на Черниговской пристани … Во время немецкой оккупации Кляузов В.Я. среди рабочих систематически проводил антисоветские высказывания…”

На оккупированных территориях наш земляк оставался не  своей воле. В 1941 году самоходная баржа под командованием капитана Кляузова эвакуировала советское имущество и подверглась бомбардировке на Десне. Потрепанная баржа была выброшена на берег, где уже находились части вермахта. Линия фронта отошла далеко на восток, и Кляузову пришлось вернуться в захваченный Чернигов…

Из показаний Андрея Кляузова: “В ноябре 1941 года я вернулся в Чернигов, где была организована биржа труда, куда меня вызвали…” Биржи труда организуются нацистами на оккупированных территориях с 1941 года. На биржу вызвали всех трудоспособных людей. В случае неявки на повестку человека в лучшем случае ждал концлагерь, а в худшем – расстрел “за саботаж”. Такое же наказание предусматривалось за плохую работу.

Бывшего капитана поставили во главе бригады грузчиков под чутким руководством нацистов. Как и всякий человек, оставшийся на оккупированных территориях, Кляузов недоумевал: почему Красная Армия бежала от вермахта в 1941 году?

Из протокола допроса члена заряжающей бригады Дмитрия Левандовского: “Я хорошо знаю Кляузова, что он антисоветский и очень хороший немецкий агент. Он сказал, что советские газеты писали, что война будет вестись на вражеской территории, и что мы сами находимся под оккупацией…”

Андрея Кляузова обвинили в измене Родине и пособничестве немецким оккупантам. Но обошелся он малой кровью. Военный трибунал гарнизона Черникова 12 ноября 1944 года приговорил его к шести годам лагерей с конфискацией имущества. Срок Андрей Яковлевич отбывал в Ухтижемлаге. Но менее чем через два года 29 апреля 1946 года его освободили. Свдений о реабилитации Кляузова нет.

Источник: //www.racyja.com