Расстрелян за антисемитизм и картошку

Беларус Севницкий Стефан Феоктистович родился в крестьянской семье в 1891 г. в деревне Ташевая Горецкого районаДо 1917 года, как следует из справки за декабрь 1937 года, в хозяйстве Стефана Феоктистовича было 6 десятин земли, корова и конь. После революции картина не сильно изменилась: скотины столько же, количество десятин – 5. 

В колхоз “Коммунистический путь”Стефан Севницкий вступил только в 1937-м. Видимо, не по желанию, а по принуждению. В той же справке отмечалось: “в колхозе работал плохо, во время подписки на заем обороны страны агитировал, чтобы колхозники не подписывали. Сам также не подписался. А также выступил против кандидата в депутаты Верховного совета в Совет национальностей т.Белкина, говорил, что Белкин еврей…”.

Справка на Стефана Севницкого. Декабрь 1937 года.

10 декабря 1937 года оперуполномоченный Горецкого РО НКВД БССР мл. лейтенант госбезопасности Павел Яндовский рассмотрел дело Стефана Феоктистовича. Чекист “нашел, что Севницкий С.Ф. систематически проводит а/с, к-р агитацию против выборов в Верховный Совет, лучших людей среди колхозников, говорит, что “все вожди являются врагами и их выбирать не нужно”. Кроме этого Севницкий С.Ф. высказывал среди колхозников, “что в Совет национальностей евреев выбирать не нужно, так как они сидят в кооперации – ты стой в очереди, а они получат без очереди”.

Руководствуясь ст. 158 УПК БССР Яндовский постановил подвергнуть обыску и аресту Севницкого и провести следствие по признакам ст.72 УК БССР. Помимо Яндовского постановление подписали начальник Горецкого РО НКВД, мл. лейтенант госбезопасности Карл Готхардсон и прокурор Горецкого района некто Свердлов. В тот же день Готхардсон выдал сотруднику Горецкого РО НКВД БССР Гончарову ордер на обыск и арест Стефана Севницкого. 

Ордер на арест 

16 декабря 1937 года в Горках помощник оперуполномоченного Горецкого РО Управления госбезопасности НКВД СССР сержант госбезопасности Новиков зафиксировал, что Севницкий “достаточно изобличается в том, что он является дезертиром гражданской войны (в 1920 году – ИС), был связан с политбандой Иванова. Проводил антисоветскйю агитацию против выборов в Верховный совета СССР и др. мероприятий, проводимых советской властью”. На основании этого Новиков постановил привлечь Севницого в качестве обвиняемого по ст. 72 УК БССР. 

На следующий день, 17 декабря, сержант ГБ Новиков с согласия Годхардсона в обвинительном заключении записал, что Севницкий “29.11.37 выступал против выборов в Верховный совет Союза ССР, пропагандировал антисемитизм и клеветничал на евреев. Проводил а/с агитацию во время уборочной кампании против отгрузки картофеля центральным р-нам, а также вел а/с агитацию против подписи за заем обороны страны и высказывал тернамерения против коммунистов. Виновным себя признал”. 

Новиков постановил следственное дело направить в распоряжение наркома внутренних дел БССР. В документе указано, что Севницкий с 10 декабря 1937 года находится под страже в Оршанской тюрьме, а вещественных доказательство по делу не имеется.

28 декабря 1937 Особая тройка НКВД БССР выносит постановление. В протоколе №91 приговор – расстрел с конфискацией имущества.

Выписка из протокола Особой Тройки НКВД 

Расстреляли Стефана Севницкого 27 января 1938 года в Орше. Под выпиской из акта о приведении приговора в исполнение подпись начальника 8 отдела ГБ НКВД БССР лейтенанта госбезопасности Якова Розкина

 

Выписка из акта о расстреле Стефана Севницкого

Многодетная семья – жена Матрена Яковлевна (1899), дочери Нина (1924), Вероника (1925), Антонина (1931) сыновья Даниил (1926) и Сергей (1935) осталась без кормильца.

24 ноября 1989 года прокурор Могилевской области реабилитировал Стефана Севницкого. Через несколько месяцев, 30 марта 1990 года, отдел ЗАГСа Горецкого райисполкома после письма УКГБ по Могилевской области зарегистрировал его смерть.  

Символические кресты расстрелянным в Орше. Крест Стефану Севницкому слева

Несколько лет назад на Кобыляцкой горе потомки расстрелянного установили символический крест в память о своем отце и дедушке.