За расстрелянного Клима Цеханского расписались сами палачи?

Галина Георгиевна Кумец родилась в Орше в 1925 году. Сейчас она проживает в Санкт-Петербурге. В этом году ей исполняется 95 лет. А в 1937-м ей было уже 12 лет, когда в их дом на улице Парковой пришли НКВДэшники и забрали ее родного дядю, поляка по национальности, Клима Цеханского.

Клим Цеханский с женой Евой

Вот ее воспоминания: “Это был 1937-й. Климуся Цеханского арестовали в нашем доме на Парковой. У нас было три комнаты. Климусь с (женой ) Евой жили в отдельной комнате. Климусь знал, что идет нападение на поляков. В тот вечер он пришел хорошо под шафэ и лег. Он спал мертвым сном, когда за ним пришли. Делали обыск. Но обыск делали только в комнате, где он жил. Его арестовали. Климусь же был поляк, и его обвинили в том, что он изменник. Ему приписали польский шпионаж. Потом мы ему передачи носили. Его расстреляли. За это же и Антю Каменскую вместе с мужем арестовали и расстреляли. Тетю Виктю Каменскую не тронули. Ее муж умер в 1937 году накануне репрессий. Тосика (Антона) Каменского арестовали. Он бывал у нас, прятался. Его расстреляли. И Бэту арестовали, жену его. Брат моей мамы Ромусь Цеханский уехал в Москву. Там в одной из компаний он рассказал анекдот про “сталинских бычков”, за что его арестовали и посадили на два года. После освобождения ему запретили жить в Москве. Он строил дороги на севере и на юге, и в Туле, и под Тулой”.

Галина Георгиевна вспоминала, что коммунисты преследовали и ее отца – Георгия Шавеко: “Папу преследования начали касаться в начале 30-х годов. Он был членом партии, потому что занимал хорошую должность на железной дороге. Его уволили, и папа уехал за Смоленск. Он всегда старался приехать домой чтобы нас повидать. Но приезжал всегда так, чтобы его не видели. А мы с мамой жили в нашем доме”. За что преследовали ее отца, женщина не знает: “Работы не давали, в тюрьму хотели посадить. Он спрятался. Домой не приходили. Как-то он исчез из поля зрения, и так он выжил. И потом нашлись хорошие люди, с которыми он был в хороших отношениях и они ему помогли. Он работал в Житомире, в Смоленске, Брянске. В Житомире мы жили. Потом мы вернулись в Оршу и я пошла в 6-й класс. Папе предлагали ехать куда-то на Волгу. Но мы приехали в свой дом и решили остаться. Папа пошел на льнокомбинат и проработал там до самой войны. Хорошо работал. С ним все было в порядке”.

Однако в семье постоянно царила тревога, что завтра снова придут: “Было ожидание. Я даже помню, я была девчонкой, меня не посвящали особенно. У нас потолок был подшит фанерой. И папа с мамой говорят мне: “Вот здесь лежат деньги. Это тебе на всякий случай…” А мне было лет 11-12. Конечно, никто не был уверен. Но когда папа уехал, было уже легче. Его не было. А маму не преследовали”.

Из анкеты арестованного Климентия Константиновича Цеханского мы узнаем, что по национальности он был поляком, родился в 1900 году в деревне Руклино (ныне Лариновка) Крапивенского сельсовета. До революции проживал с отцом, который занимался земледелием: имел 15 га земли, 2 лошади  2 коровы.  Клим Цеханский получил среднее образование. С 1919 по 1921 гг. – рядовой Красной армии. На момент ареста он проживал вместе с женой Евой (из рода Хатьковских, 1912 г.р.) и трехлетней дочкой Анной в Орше по адресу ул. Молокова, 60 а. Работал Клим техником-строителем в Оршанском аптекоуправлении.

Клим Константинович был дважды женат. Из анкеты арестованного мы узнаем, что он судился за уклонение от уплаты алиментов. Его арестовали 6 декабря 1937 года. Из протокола допроса, который был составлен на следующий же день, 7 декабря, мы узнаем, что Цеханский признал, что являлся агентом польской разведки с 1936 года. Его якобы завербовал двоюродный брат, “агент” польской разведки Антон Каменский (расстрелян в Орше 10 ноября 1937 г.), который, якобы, просил добывать для польской разведки сведения об оборонных предприятиях Орши и дислокации частей РККА в Оршанском районе. За сотрудничество Каменский, якобы предложил 500 рублей. Цеханский, якобы, находился в затруднительном материальном положении и согласился на сотрудничество. Еще вместе с Антоном Каменским они планировали уйти в Польшу с помощью двоюродного брата Цеханского, который работал на Лепельской погранзаставе, но этим планам не суждено было осуществиться в связи с арестом Каменского. Клим Константинович заявил, что больше никого в шпионскую организацию не вербовал.

В конце документа указано: “протокол с моих слов записан верно, мне прочитан, в чем и расписываюсь”. Но есть одно но….

Бросается в глаза, что и на анкете арестованного, и в различных листах протокола допроса стоят совершенно разные подписи Цеханского. Они отличаются даже на одном листе через несколько строчек. Вероятно, это фальшивка, как и все дело было сфабриковано НКВД. Не исключено, что палачи из НКВД расписались вместо Клима Цеханского, а сам он эти документы мог даже не читать. 

В обвинительном заключении от 9 декабря 1937 года по делу №34624 по обвинению Цеханского Клима Константиновича по 68 ст. УК БССР, утвержденном нач. Оршанского оперсектора управления гос.безопасности (фамилия зачеркнута) говорится, что “Цеханский является агентом разведорганов Польши. Завербован  в 1936 году агентом польской разведки Каменским Антоном, через которого от разведорганов Польши получил задание для шпионско-диверсионной работы на территории БССР в пользу Польши.

В 1937 г., летом, передал разведорганам Польши через польагента Каменского сведения шпионского характера о расположении воинских частей РККА в г.Орша, также передал схематический план гор.Орши. Одновременно сообщил о местах расположения оборудованной амбулатории штаба ПВО. За шпионские сведения разведорганам Польши от польразведки получил денежное вознаграждение в сумме  500 рублей”. Дело было направлено на рассмотрение Народного комиссара НКВД то.в Ежова.

В документе указывается, что обвиняемый Цеханский содержался под стражей в тюрьме гор. Орши с 6 декабря 1937 г. Вещественных доказательство по делу не имелось, а личные документы находились при след. деле в отдельном пакете.

3 января 1938 г. Комиссия наркома внутренних дел СССР и Прокурора СССР протоколом №698 вынесла постановление о расстреле Цеханского Клима Константиновича.

Из выписки из акта следует, 19 января 1938 года постановление было приведено в исполнение в гор. Орша. Подпись: нач. 8 отдела УГБ НКВД БССР, лейтенант госбезопасности (фамилия заретуширована).

12 мая 1960 г. Военный трибунал Белорусского военного округа отменил постановление от 3 января 1938 г. в отношении Цеханского Клима Константиновича отменено и дело за отсутствием состава преступления прекращено. Сам Клим Цеханский реабилтирован посмертно.

Его архивное дело хранится в № 9147-п в УКГБ по Витебской обл.В 2017 году памятная табличка с именем Климентия Цеханского и его родственников появилась на одном из места массовых расстрелов в Орше – на Кобыляцкой горе.