Брат расстрелян. Сестра получила 5 лет лагерей

Эти документы мне показала моя тетя из Орши – Елена Иосифовна Беззубенко. Речь в них идет о ее родственниках по отцу Иосифу Флориановичу Данилову, репрессированных во времена Большого  террора. Их имена я не обнаружил в списках жертв политических репрессий “Мемориала”. Так что можно считать, нам удалось вырвать из небытия имена минимум трех человек, с кем большевики безжалостно расправились в конце 1930-х годов. Об этих людях сохранились лишь обрывки воспоминаний да несколько справок.Своего деда – Флориана Данилова (на фото) тетя Лена никогда не видела. Родилась она в 1952 году, а дедушки не стало в 1937-м. Он работал на оршанском пивзаводе и занимал руководящую должность. К несчастью, взорвался какой-то котел. Флориана Данилова тут же обвинили во вредительстве и вскоре расстреляли. Документов на него в домашнем архиве мы не нашли.Больше всего уцелело документов о родной тете отца тети Лены  – Анне Игнатьевне Солтанович-Живалевской. Тетя Лена звала ее бабушка Аня. Бабушка Аня жила в Орше, была полькой по национальности, имела хорошие вокальные данные и часто давала концерты, в том числе на частных квартирах. В июле 1938 года Анна Игнатьевна была арестована и за участие в польской контр-революционной организации сослана на 5 лет в Казахстан.


Семейная фотография конца 1920-х начала 1930-х годов. Флориан Данилов и Анна Солтанович-Живалевская в верхнем ряду слева

В молодости тетя Лена пыталась выведать у родственницы, за что же ее все-таки арестовали. “Она даже не могла выговорить это слово – контр-революция”, – вспоминает тетя Лена. Однако, находясь в оршанской городской тюрьме под следствием, Анна Игнатьевна дала показания против себя. “Как же было не “сознаться”, – сетовала старушка, –  ты сидишь в шестой тюрьме в маленькой камере метр на метр. Не можешь ни сесть, ни спать. Сверху на тебя льется вода, под ногами бегают крысы. Быстро во всем сознаешься, даже в том, чего не делал”.

В лагере женщина провела больше установленного приговором срока. Документы о ее освобождении на несколько лет затерялись где-то в гэбэшных кабинетах. Она вернулась домой двумя годами позже. Более красноречиво о своей судьбе Анна Игнатьевна рассказала в письме на имя генерального прокурора СССР, датированном 31 марта 1957 года. Приведу его полностью.

“Генеральному прокурору Союза ССР г. Москва от Солтанович-Живалеской Анны Игнатьевны, проживающей: г. Орша, Витебской области, ул. Ленина, д. № 157

Заявление

Я, Солтанович-Живалевская Анна Игнатьевна, рождения 1900 г., была арестована в г. Орша 5 июля 1938 года органами НКГБ и обвинялась за участие в польской контрреволюционной организации, в результате чего была приговорена к 5 годам лишения свободы в ИТЛ. В основу обвинения было положено то, что якобы в 1922 году я участвовала в выше указанной организации, о которой я не имела никакого представления и никогда не участвовала в каких бы то ни было организациях.

Родилась я в д. Гаврилково Сенненского района Витебской обл. С детских лет жила в г. Орша. С Польшей никогда никакой связи не имела и не имею. Свою трудовую деятельность начала в г. Орша с 1917 года. работала на счетной работе, а до ареста работала бухгалтером на Оршанском пивзаводе “Спартак”. 13 июня 1944 года я была освобождена от отбытия наказания, которое отбывала в г. Караганда, село Долинское, Чурбай-Иринское отделение.

После освобождения из лагеря я была зачислена на работу по вольному найму в качестве бухгалтера расчетной части Чурбай-Иринского отделения вышеупомянутого лагеря, где работала до 12 марта 1945 года.

В 1945 году вернулась в г. Оршу к своему мужу, где проживаю и по настоящее время, являюсь инвалидом труда с 1945 года и нахожусь на иждивении мужа-пенсионера.

Отец мой Живалевский Игнатий Казимирович работал в г. Орша на городской водокачке в качестве моториста и слесаря свыше 30 лет. В 1936 году отец ушел на пенсию, а в 1940 г. умер. Мать Михалина Ивановна была домохозяйкой – умерла в 1932 году.

Заявление Анны Солтанович-Живалевской о пересмотре ее дела от 31 марта 1957 года

Я считаю, что к моему осуждению не было никаких оснований. Я без вины отдала лучшие 5 лет жизни, позорное наказание и в настоящее время тяготит меня. Прошу пересмотреть дело. по которому я была осуждена и снять с меня позорное пятно государственного преступника.

31 марта 1957 года. Солтанович-Живалевская”.

Справка о реабилитации Анны Солтанович-Живалевской

Документ о реабилитации пришел через год. Военный трибунал Белорусского военного округа 30 января 1958 года выдал справку №108, в которой говорилось, что “дело по обвинению Салтанович-Живалевской Анны Игнатьенвы, до ареста – 5 июля 1938 г. работала бухгалтером пивзавода “Спартак” в г. Орша, пересмотрено Военным трибуналом Белорусского военного округа 28 января 1958 года. Постановление от 11 сентября 1939 г. в отношении Салтанович-Живалевской Анны Игнатьенвы отменено и дело за отсутствием состава преступления прекращено. Зам. председатель военного трибунала БВО полковник юстиции В.Кондратьев”.

А вот родному брату Анны Игнатьевны – Живолевскому Францу Игнатьевичу повезло меньше. Его жизнь оборвала нквдэшная пуля. Франц родился в 1892 году в местечке Сидерко Гродненской области. До ареста 1 октября 1937 года жил в Орше и работал налоговым инспектором Оршанского РАЙФО. Во время ареста ему предъявили обвинение по  ст. 58-4, -6, 7, 11  Уголовного кодекса – контр-революционная деятельность, а комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР 22 октября приговорила его к высшей мере наказания. Франц Живолевский был расстрелян 10 ноября 1937 года. Место захоронения его неизвестно. Возможно, где-то под Оршей. Посмертно его реабилитировал Верховный суд СССР 10 сентября 1955 года. Его дело № 5297-п хранится в  УКГБ Витебской обл.  А это архивная справка из Верховного суда на Франца Живалевского от 8 апреля 1958 года №05.3718-55.


“Дана в том, что определением Транспортной коллегии Верховсного суда СССР от 10 сентября 1955 года постановление НКВД СССР от 22 октября 1937 года в отношении Живолевского Франца Игнатьевича, 1892 года рождения отменено и дело о нем в уголовном порядке производством прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления. До ареста Живолевский работал налоговым инспектором Оршанского Райфо. Основание: Н/пр-во 05.3718-55 г. Начальник Центрального архива Верховного суда Союза ССР С.Климачев”.